23:31 

Пациент

Black In White
выстрел наудачу


Обычно все мои записи сводятся к одной единственной мысли - жизнь тлен, и все кругом вводит в глубочайшую депрессию. Оно и ясно - когда грустно, хочется высказаться так, чтобы никого не грузить и никто не лез с психоанализом, а псевдоанонимные записи в дайри этому способствуют. Когда же меня переполняет радость, я делюсь ею с окружающими, и нет никакого смысла что-либо писать. Так и получается, что дневник «Скорый поезд до дома» - собрание весьма меланхоличных мыслей.
Но в данный момент мне хочется отойти от подобного шаблона.
Сейчас я дома, отдыхаю после тяжелых недель работы, учебы и болезни. К слову сказать, я уже иду на поправку, хотя еще не до конца здорова. И поговорить мне хочется о том, что касается моего недуга. Конкретнее, о лечении в Мичуринске.
О моих печальных походах ко врачу в Москве даже вспоминать не хочется. Чудесное время диспансеризации и очередей, и я - студентка с непонятным диагнозом, от которой поскорее хотят отделаться справкой-освобождением от физкультуры.
Мой никак не утихающий кашель (отбивший мне ребра, какая ирония! И я ведь даже не шучу) взволновал не только меня, как это логично предположить, но еще и моих близких. И если Женя стала шутить о похоронах, после чего в знак солидарности подхватила себе пневмонию, то мама сразу обратилась к Инне Николаевне и сказала мне, что как только приеду, то я буду должна явиться на прием.
Инна Николаевна - бывшая одноклассница моей мамы. И, как ни удивительно, она врач. Должна вам сказать - врач отличный и внимательный к пациентам. И впечатление это она произвела на меня не потому, что является знакомой моей матери: пока я находилась у нее на приеме, я слушала, как она общается с другими больными, с медсестрами и врачами и я была просто влюбленна в ее отношение.
Когда я рассказывала о том, как заработала свой кашель, к ней заглянула женщина в форме работника поликлиники. Она принесла Инне Николаевне какие-то бумаги с кучей цифр, непонятных названий и графиков.
— Воробьев вернулся с обследования в Тамбове, - пояснила она, - Вот, посмотри... Они его еще заставили печень проверить зачем-то... Ну, теперь ясно, что с ним.
— Ясно, - согласилась Инна Николаевна, - Ох, только теперь непонятно, что делать с этим всем. Он еще тут? Я поговорю с ним после приема.
Они еще какое-то время говорили между собой, используя медицинские термины и в целом малопонятные мне фразы, но я ловила каждое слово. Не знаю точно, почему меня так вдохновило то, что происходило, но скорее всего, на меня так подействовала работа профессионала. Это всегда притягательно - когда человек показывает, что он на своем месте, что он превосходно справляется с обязанностями, возложенными на него. К Инне Николаевне заходили еще не раз, и я все так же завороженно слушала. С ней советовались, ей сообщали о новых и старых пациентах, и она с таким вниманием воспринимала каждое сообщение... Это удивительно и прекрасно.
Конкретно ко мне она отнеслась очень по-доброму. Вначале она посмеялась над названием моего вуза и попыталась его расшифровать (почти правильно!), предположила, что со мной учатся в основном мальчишки, и, заговорщически мне подмигнув, сказала расслабиться и без напряга искать женихов. Конечно, мой прием не ограничился только беседой об университете. Она отправила меня сдать кровь, сделать снимок легких, и после выполнения мною этих манипуляций выписала мне хорошие лекарства (которые, о чудо, мне сейчас помогают), а кроме того поделилась чудесным детским рецептом "от застоявшегося кашля". Как она сказала, он стопроцентно помогает. По этому рецепту нужно варить лимон, выжимать из него сок и прочее, прочее. Суть вот в чем: мне уже сто лет врачи не выписывали подобных рецептов. Все лечат дорогостоящими таблетками с названиями, которые с бодуна не выговоришь. Я не говорю, что это плохо. В наше время тяжело довериться "народной медицине"... Но все же когда она стала диктовать, что нужно купить средний лимон и найти в аптеке глицерин очищенный, я почувствовала себя как-то... по-домашнему. Не знаю, я будто вернулась куда-то в детство. Но на этом вся милость этого дня не закончилась. Инна Николаевна перенаправила меня к физиотерапевту, дабы она выписала мне, как это ни странно, направления на физиотерапию.
Новый врач заставила повторить рассказ о недуге сначала, послушала мой кашель и затем, выписывая мне прогревание парафином и ингаляцию, внезапно спросила:
— Ты какао любишь?
Я ответила, что да, и следующие ее слова меня совершенно удивили:
— Тогда я еще выпишу тебе пить какао перед сном. Но только на молоке, без добавления воды.
Доктор подробно описала мне, как какао-масло может оказать положительное воздействие на мою болезнь, после чего вручила мне направление и отправила лечиться.
И, честное слово, я весь день пребывала в приподнятом настроении. После отношения "снова-пришел-студент-убейте-его-лучше" внезапно такая доброта и внимание... И что самое главное - сейчас я чувствую себя гораздо лучше.
Думаю, попади я на такой прием классе в девятом, я бы могла кардинально пересмотреть свои приоритеты и податься в медицину. Потому что, знаете ли, такие люди вдохновляют. Атмосфера, которую они создают, вдохновляет. Доброта в принципе вдохновляет.
Она вдохновила меня, кстати, писать, и не только в дайри. Теперь еще и пара кадров для Книги навязчиво долбится в мозг. Сцены для Парижа, хотя, черт возьми, мне нужно заканчивать Мейденс...
Но что-то я отвлеклась. Врачи в больнице - важная составляющая, но не единственная. И что я могу сказать о пациентах?..
К моему сожалению, не много. В очереди к Инне Николаевне все грустно молчали, а к физиотерапевту (мне необходимо узнать ее имя!) вообще не было никого. Зато в очереди на снимок я была третья - после двух дам весьма пожилого возраста. Как я узнала позже - это две бывшие соседки, разъехавшиеся чуть ли не двадцать лет назад. И вот теперь они столкнулись в поликлинике. Уж сколько я узнала разных историй о людях, которых я никогда не видела (и вряд ли встречу)! Истории были познавательные, интересные, так что я не жалуюсь. Но в разы больше мне понравился их черный юморок о похоронах, смерти, болячках и прочем. Это было неподражаемо! Столько шуточек на подобные темы я в жизни не слышала.
Они поболтали так же и со мной, но, очевидно, решив, что из меня ничего путного не выйдет, снова переключились на разговоры о ценах и продажных священниках. Одной из них было за шестьдесят, другой за восемьдесят. И несмотря на свои колкости по отношению к устоявшемуся порядку, молодежи, правительству, черт возьми, к самой жизни, они не производили впечатление брюзжащих бабулек у подъезда. Во-первых, потому что их рассуждения были крайне логичны. Во-вторых, потому что они были очаровательны в своей жизнерадостности. И в-третьих, от них действительно веяло добротой. Я могу представить их в компании внуков, весело подмигивающих и рассказывающих о старых временах.
Это все сейчас кажется мне таким необычным, но и таким естественным...

Мичуринск, душа моя, ты бесподобен.

@музыка: Fool's Garden – Welcome Sun

@темы: разговор ни о чем, персонаж, изображение, друзья, gif-файл

URL
   

|Скорый поезд до дома

главная